March 8th, 2017

promo aqua_parus october 2, 2018 11:00 85
Buy for 10 tokens
В Ташкенте раньше было несколько барахолок. Мы с отцом их частенько обходили. Иной раз покупали разные интересные вещицы, и неплохо наваривались на этом. Сейчас фактически работает только одна - барахолка Янгиабад. Остальные мини-барахолки не в счет. Там ещё много чего можно купить.…
пират

О новой звезде Интернета

Не понимаю зачем первый канал пиарит эту сучку. Всем же с первого раза было понятно, что она обычная малолетняя шалава, которая именно этого и хотела. И получила. Мама блядёшка вырастила дочку блядёшку. А папа хотел немного денег, но не получилось. Зато теперь их все узнают. Пришла слава!

Малахов похоже решил сделать из неё мега звезду российского интернета. Скоро у неё появятся спонсоры, потом её, как бывшую жену Аршавину воткнут ведущей в какую-нибудь передачу на Первом канале.



Даже имени её упоминать не буду.
Вы его наверняка и сами знаете.

пират

О мироточении бюста

После заявления Матильды Поклонской о том, что бюст Николая второго замироточил в РПЦ сначала отказались комментировать данную информацию, однако позже пообещали проверить ее.



Ну, и проверили. В церковной комиссии заявили о том, что «На момент посещения часовни святых царственных страстотерпцев комиссией следов мироточения на бронзовом бюсте царя-страстотерпца Николая II и иконах в часовне не установлено».

То есть Поклонская просто напросто солгала. А ведь работала прокурором, теперь она депутат Госдумы, а врёт, как сивый мерин. А может она не специально, может у неё что-то с головой, и над ней не смеяться надо, а помочь ей избавиться от шизы.

пират

Уроды на телевидении

Только идиоту могла придти в голову мысль пригласить в качестве судей на телепроект «Минута славы» старого русофоба Познера и лесбиянку Ренату Литвинову. Эти уроды только и могут что унижать и оскорблять людей, даже маленьких детей и инвалидов.



Хотел сказать пару ласковых мандавошке Литвиновой, но эта зараза отключила комменты.

Знает кошка, чьё сало съела.

пират

Минкультуры побеждает МЦР

Похоже, что конфликт Международного центра Рерихов и минкультуры РФ, затянувшийся более чем на 20 лет, близится к развязке. МЦР выселяют из столичной усадьбы Лопухиных. Картины уже вывезены.



Давно нужно было выгнать этих упырей, а все картины Рерихов передать в один из музеев, например, в Третьяковку или в Русский музей, хотя и в музее Востока им будут рады. К сожалению шедевров там нет и никогда не было, С.Н.Рерих передал Советскому Фонду Рерихов в основном примитивные гималайские пейзажи.

пират

История из жизни Маяковского

Одна из самых трогательных историй жизни Маяковского произошла с ним в Париже, когда он влюбился в Татьяну Яковлеву.

Между ними не могло быть ничего общего. Русская эмигрантка, точеная и утонченная, воспитанная на Пушкине и Тютчеве, не воспринимала ни слова из рубленых, жестких, рваных стихов модного советского поэта, «ледокола» из Страны Советов.

Она вообще не воспринимала ни одного его слова, — даже в реальной жизни. Яростный, неистовый, идущий напролом, живущий на последнем дыхании, он пугал ее своей безудержной страстью. Ее не трогала его собачья преданность, ее не подкупила его слава. Ее сердце осталось равнодушным. И Маяковский уехал в Москву один.



[Продолжить чтение]
От этой мгновенно вспыхнувшей и не состоявшейся любви ему осталась тайная печаль, а нам — волшебное стихотворение «Письмо Татьяне Яковлевой» со словами: «Я все равно тебя когда-нибудь возьму - Одну или вдвоем с Парижем!»

Ей остались цветы. Или вернее — Цветы. Весь свой гонорар за парижские выступления Владимир Маяковский положил в банк на счет известной парижской цветочной фирмы с единственным условием, чтобы несколько раз в неделю Татьяне Яковлевой приносили букет самых красивых и необычных цветов — гортензий, пармских фиалок, черных тюльпанов, чайных роз орхидей, астр или хризантем. Парижская фирма с солидным именем четко выполняла указания сумасбродного клиента — и с тех пор, невзирая на погоду и время года, из года в год в двери Татьяны Яковлевой стучались посыльные с букетами фантастической красоты и единственной фразой: «От Маяковского». Его не стало в тридцатом году — это известие ошеломило ее, как удар неожиданной силы. Она уже привыкла к тому, что он регулярно вторгается в ее жизнь, она уже привыкла знать, что он где-то есть и шлет ей цветы. Они не виделись, но факт существования человека, который так ее любит, влиял на все происходящее с ней: так Луна в той или иной степени влияет на все, живущее на Земле только потому, что постоянно вращается рядом.

Она уже не понимала, как будет жить дальше — без этой безумной любви, растворенной в цветах. Но в распоряжении, оставленном цветочной фирме влюбленным поэтом, не было ни слова о его смерти. И на следующий день на ее пороге возник рассыльный с неизменным букетом и неизменными словами: «От Маяковского».

Говорят, что великая любовь сильнее смерти, но не всякому удается воплотить это утверждение в реальной жизни. Владимиру Маяковскому удалось. Цветы приносили в тридцатом, когда он умер, и в сороковом, когда о нем уже забыли. В годы Второй Мировой, в оккупировавшем немцами Париже она выжила только потому, что продавала на бульваре эти роскошные букеты. Если каждый цветок был словом «люблю», то в течение нескольких лет слова его любви спасали ее от голодной смерти.

Потом союзные войска освободили Париж, потом, она вместе со всеми плакала от счастья, когда русские вошли в Берлин — а букеты все несли. Посыльные взрослели на ее глазах, на смену прежним приходили новые, и эти новые уже знали, что становятся частью великой легенды — маленькой, но неотъемлемой. И уже как пароль, который дает им пропуск в вечность, говорили, улыбаясь улыбкой заговорщиков: «От Маяковского». Цветы от Маяковского стали теперь и парижской историей. Правда это или красивый вымысел, однажды, в конце семидесятых, советский инженер Аркадий Рывлин услышал эту историю в юности, от своей матери, и всегда мечтал попасть в Париж.

Татьяна Яковлева была еще жива, и охотно приняла своего соотечественника. Они долго беседовали обо всем на свете за чаем с пирожными.

В этом уютном доме цветы были повсюду — как дань легенде, и ему было неудобно расспрашивать седую царственную даму о романе ее молодости: он полагал это неприличным. Но в какой-то момент все-таки не выдержал, спросил, правду ли говорят, что цветы от Маяковского спасли ее во время войны? Разве это не красивая сказка? Возможно ли, чтобы столько лет подряд… — Пейте чай, — ответила Татьяна — пейте чай. Вы ведь никуда не торопитесь?

И в этот момент в двери позвонили… Он никогда в жизни больше не видел такого роскошного букета, за которым почти не было видно посыльного, букета золотых японских хризантем, похожих на сгустки солнца. И из-за охапки этого сверкающего на солнце великолепия голос посыльного произнес: «От Маяковского».

©