April 28th, 2020

пират

Храм тифлисского семинариста

За последние сутки интернет – да и все информационное пространство – захватила новость, казавшаяся немыслимой еще пять лет назад, новость, органичней смотревшаяся бы в сатирической прозе Войновича: в главном храме Вооруженных сил России в парке «Патриот» будут мозаики, посвященные Параду Победы и бескровному присоединению Крыма. На них президента и политическое руководство России изобразят в окружении «вежливых людей» и ликующей толпы с плакатами «Крым наш!». А мозаичная картина Парада Победы включит изображение Сталина!

Христианство не стремилось быть религией в римском понимании – нормативной, ритуальной системой, способствовавшей стабильности и процветанию государства. Об этом говорит сам Христос, когда в нем видят царя, призванного восстановить земное царство Израиля во всей его мощи и славе. Спаситель отвечает: «Царство Мое не от мира сего» (Ин. 18:36). В этом можно усмотреть причину гонений на христиан Рима: христиане соблюдали законы, платили налоги, выступали благотворителями, служили в армии – но отказывались ставить знак равенства между Царством Божиим и земной империей, к сакрализации которой стремились язычники. И гонения на христиан Рима (в том числе Великое гонение императора Диоклетиана и его последователей – 303–311 гг., давшее Церкви воина-мученика св. Георгия) были вызваны именно их отказом от сакрализации государства и императора.

[Spoiler (click to open)]
Император Константин I Великий полностью изменил эту историческую конфигурацию – христианство стало римской религией, – а сам император был канонизирован как равноапостольный святой. Жители осколка Рима, Византии, считали свою империю богохранимой – даже когда она сжалась до окрестностей Константинополя, нескольким островам и половине Пелопоннеса. Защита империи с оружием в руках благословлялась, была ли она направлена против «иноверцев» (персов, арабов-мусульман, печенегов, русичей) или христиан (болгар, армян, сербов, латинян). Богоматерь ромеи воспринимали как «верховного покровителя» и «избранного командующего» армии империи (есть знаменитый кондак «Взбранной воеводе победительная»). И все равно: православная церковь не благословила, не возвела в ранг вероучения имперский военный пафос. Св. Василий Великий предписывал воинам, бывавшим в сражении, пятилетнее воздержание от причастия. В X веке император Никифор II Фока ратовал за прославление в лике великомучеников всех воинов, погибших на поле боя в его (наступательных, отметим) кампаниях, но встретил единодушное сопротивление вселенского патриарха Полиевкта и сонма византийских архиереев.

Православная церковь почитает воинов – но это либо воины-мученики, либо благоверные государи, князья, благочестивые полководцы, как адмирал Федор Ушаков. Среди благоверных правителей встречаются и святые, чья жизнь не была похожа на христианское понимание святости: равноапостольный Константин был безжалостен не только к противникам, но и к собственным жене и сыну, а благоверный князь Андрей Боголюбский разорил дотла Киев и разорил бы Новгород, если бы не заступничество, как считают новгородцы, иконы Богоматери «Знамение». Список можно продолжать. А среди ктиторов («донаторов»), чьи изображения можно встретить в храмовом пространстве, в принципе не нужно (а подчас бесполезно) искать святости.

Храмовые изображения святых воинов – не только произведения искусства, но и источник информации о быте, доспехах, воинской экипировке. Так что когда речь заходит о мозаиках главного храма Вооруженных сил, то соответствующие оружие и экипировка вполне уместны. Но есть разница между растерзанным воином-мучеником в доспехах, молящим Христа в том числе и за своих палачей, – и торжествующими на параде полководцами и тем более «вежливыми людьми» с автоматами и в масках (!).

От общего – к частному: к богословской, исторической и эстетической критике.

Эстетически сам храм выглядит монументальной пародией на академическое искусство, а его убранство – издевательством над российской историей и государственностью: Богоматерь с ликом Родины-Матери, аляповатые мозаики – рядом с которыми военно-патриотические плакаты и магниты на холодильник могут показаться настоящими шедеврами композиции.

Исторически: да, в храмовых убранствах можно найти и изображения оружия, и «ктиторские» портреты политиков.

Богословски: трудно считать это сооружение храмом. Христианский храм – место, куда христиане приходят для встречи с Христом, для соединения с Христом и друг с другом, со всей Церковью – на Небе и на земле – через таинство евхаристии. Храм возводится для литургии – общего совершения евхаристии. Литургическое искусство – архитектура, иконопись, фресковое и мозаичное убранство, музыка, гимнография – призвано захватить внимание вошедшего в храм, удержать это внимание и подвести к кульминации – к таинству Причастия. Убранство главного храма Вооруженных сил говорит, что он не для евхаристии, не для литургии, не для молитвы: это памятник современному пониманию подвига предков, нынешним территориальным приобретениям, это восхваление действующих государственных деятелей. Это храм бескровного присоединения Крыма – а не бескровной жертве Сына Божия. Христос и его Мать в нем явно лишние: на мозаиках образ Казанской (Парад Победы) и Покрова (присоединение Крыма) выглядят искусственными добавлениями, не смеющими отвлекать от главных героев композиции.

Среди которых – Сталин. Его появление в храме – событие богословское, экклесиологическое, т. е. имеющее прямое отношение к учению о Церкви и ее природе. Впервые в своей истории Церковь благословила размещение в храмовом пространстве нераскаявшегося страшного гонителя христиан, беспощадного человекоубийцу. Удивительно, как недоучившийся тифлисский семинарист продолжает разрушать Церковь и после своей смерти. Такого кощунства и вероотступничества православная церковь не знала ни в годы османского, ни в годы сталинского пленения, при жизни вождя. Появление Сталина в этом помещении противоречит каноническому почитанию новомучеников российских – насельников безвестных могил Алапаевска, Бутовского полигона, Соловков.

В Русской православной церкви (РПЦ) 380 епископов, но их отдельные голоса почти не слышны – игнорирует ли делегация Всеправославный собор на Крите по единоличному решению патриарха, противоречащему решениям Архиерейского собора; разрывает ли РПЦ каноническое общение с тремя поместными церквями (и двумя старшими патриаршими престолами – Константинопольским и Александрийским) из-за Украины; благословляет ли иерархия странное убранство главного храма Вооруженных сил. В последнем случае молчание – приговор всему процессу духовного возрождения и «второго крещения» Руси. Огромная – по земным ресурсам и заявленной численности – церковь явно не выдерживает испытания недоучившимся тифлисским семинаристом. Гонений на христиан нет; идти против закона не нужно – нужно было всего лишь не предать принципа и крови мучеников, хоть немного рискнуть собственным комфортом. 380 епископов – и крики адептов РПЦ, что их больше других православных, вместе взятых... Это как тело кита. Мертвого кита в океане. Можно говорить о том, что его масса больше любого наземного млекопитающего, но факт остается фактом – это мертвое, безжизненное и бессильное в своей плавающей по волнам массе существо.

И теперь – о ветеранах. Автор этих строк – любитель российской военной истории; я преклоняюсь перед их подвигом. Я не диссидент и не деконструктор, но внук ветеранов Великой Отечественной войны и совершенно не намерен отрекаться ни от славного прошлого моей страны, ни от Церкви. Тем больней мне смотреть на монументальную профанацию, которая с такими затратами возводится в парке «Патриот». 60 км от Москвы. 6 млрд руб. из бюджета, затраченных на храм в чистом поле – вместо помощи ветеранам. В этом ли смысл социального служения РПЦ?

В России богатейшая традиция храмов-памятников в честь павших воинов: есть и Щусевский храм св. Сергия Радонежского на Куликовом Поле, и Свято-Алексеевский храм воинской славы Владимира Покровского в Лейпциге, и кафедральный собор РПЦ – храм Христа Спасителя (прекрасный проект Константина Тона), уничтоженный по приказу того самого Сталина и возрожденный в годы «временного освобождения от советского угара». Эти храмы делают невозможное: скорбя о жертвах кровопролития, ведут молящихся к тайне Бескровной Жертвы.

Ветераны – в особенности уходящие под гром ложноположительного победного пафоса герои Великой Отечественной войны – заслужили уважение и признание, а не поток сервильного сознания, аляповатый, отображенный в перелитых из вражеской техники ступенях, иконах, написанных на лафетах, и мозаичной каше, в масле которой сливаются быль и небыль. Любовь к ветеранам – это не смальта и бронза. Это отношение и к живым людям, которые до сих пор возвращаются из горячих точек.


Сергей Брюн


promo aqua_parus october 2, 2018 11:00 85
Buy for 10 tokens
В Ташкенте раньше было несколько барахолок. Мы с отцом их частенько обходили. Иной раз покупали разные интересные вещицы, и неплохо наваривались на этом. Сейчас фактически работает только одна - барахолка Янгиабад. Остальные мини-барахолки не в счет. Там ещё много чего можно купить.…
пират

В РПЦ заявили, что не уберут мозаику с Путиным



Приказать убрать изображение Владимира Путина из главного храма Минобороны может либо патриарх Кирилл, либо Верховный главнокомандующий Вооруженными силами России. Об этом заявил настоятель храма Священномученика Климента, член патриаршего совета по культуре Леонид Калинин.

Художники отказались убирать изображение Путина, отметил священнослужитель. «У одного мать в Крыму, у другого — сестра с мужем и детьми. Они сказали так: мы не будем этого делать, потому что наших близких намотали бы на гусеницы украинских танков, а те, кто принял решение [о присоединении Крыма], — для нас святые. Мы оставим их в композиции, в гуще народа, где они занимают очень маленькое место, но они должны его занимать», — добавил он.

Калинин подчеркнул, что не будет заставлять художников убирать изображение Владимира Путина из мозаики. «Мне их аргументация кажется железобетонной. Поэтому, если будет приказ, то это другое дело», — уточнил он.

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков в ходе ежедневного брифинга сообщил о реакции Путина на мозаику с его изображением в главном храме Миноброны. «Когда ему доложили об этом, он улыбнулся и сказал: «Когда-нибудь благодарные потомки оценят наши заслуги, но сейчас это делать еще рано», — сказал Песков.

То есть теперь не церковь, а художники решают, что и как изображать на стенах храма.

А "святые" будут понты колотить в ожидании благодарных потомков.

Дурдом по ним плачет.