October 23rd, 2020

promo aqua_parus october 2, 2018 11:00 85
Buy for 10 tokens
В Ташкенте раньше было несколько барахолок. Мы с отцом их частенько обходили. Иной раз покупали разные интересные вещицы, и неплохо наваривались на этом. Сейчас фактически работает только одна - барахолка Янгиабад. Остальные мини-барахолки не в счет. Там ещё много чего можно купить.…
джокер

Вы здесь не власть



Врио губернатора Хабаровского края Михаил Дегтярёв в интервью телеканалу 6ТВ рассказал о своём понимании третьей статьи Конституции, согласно которой, единственный источник власти в России — её многонациональный народ. Глава региона обратился к «горлопанам», которые любят покричать на митингах «Мы здесь власть»: «А вы не власть. Власть сидит в Белом доме, в мэрии. Это власть, выбранная источником власти, то есть народом. Вот главное, понимаете? Какая вы власть? Вы избиратели», — заявил Дегтярёв.

[Spoiler (click to open)]
Он также ответил на популярное среди хабаровчан мнение о том, что не является легитимным губернатором, так как его, в отличие от Сергея Фургала, не выбирали на голосовании. «Извините, я назначен президентом, которого избрал народ России на выборах и отдал ему власть. На срок, определённый Конституцией. Поэтому не надо», — пояснил глава региона. Дегтярёв подчеркнул, что людям важно объяснять подобные «тонкости». «А то раскричались: „Мы здесь власть“, — и давай крушить город. Так и до беспорядков можно дойти», — предупредил он.


Артем Губенко

Банный мальчик не понимает, что он своими дурацкими высказываниями подставляет не только себя, но и свою дурацкую партию и лично Владимира Вольфовича. ЛЭДЭПЭРЭ ВПЕРДЕ!


пират

Зачем российский МИД опубликовал картину гибели турецкого флота



В Твиттере российского внешнеполитического ведомства была опубликована картина гибели турецкого флота в Наваринском сражении 1827 года. Греческий ресурс Pentapostagma нашел тайный смысл этой публикации.

[Spoiler (click to open)]
После отказа Османской империи предоставить автономию Греции, военные корабли России, Великобритании и Франции под руководством британского контр-адмирала Эдварда Кодрингтона подошли к заливу Наварино, где стоял на якоре турецко-египетский флот. В ходе сражения османская эскадра была полностью уничтожена. Именно российские боевые суда нанесли по противнику основной удар и потопили большую часть его кораблей.

Потери турецко-египетского флота в сражении превысили 60 судов, погибло более 7000 человек. Исход битвы обеспечил поддержку греческого освободительного движения, результатом которого стало заключение Адрианопольского мирного договора 1829 года и получение Грецией автономии.

Публикация картины гибели турецкого флота в Наваринской бухте знаменательна в контексте заявления российского Министерства иностранных дел о важности соблюдения Конвенции ООН по морскому праву от 1982 года. Она иллюстрирует то, что может случиться с нарушителями международных соглашений, претендующих на реализацию собственных геополитических амбиций без оглядки на мнение соседних стран, пишет издание.

"Конвенция прямо предусматривает суверенное право всех государств на территориальные воды в пределах 12 морских миль и устанавливает принципы и методы определения границ исключительной экономической зоны. Это также относится к Средиземному морю", – указано в твиттере российского посольства в Афинах.

Интерес России к региону неизменен, поскольку Эгейское море (восточная часть Средиземноморья) – естественное продолжение проливов Босфор и Дарданеллы, контролирующих доступ России к «теплым морям». Кроме того, предстоящий в конце октября визит министра иностранных дел России Сергея Лаврова в Афины – хорошая возможность для Москвы продемонстрировать греческой стороне общность интересов.


[Источник]topcor.ru


пистолет

Le Figaro: Во Франции давно исламистская экосистема, а Макрон все врет



Имя убитого французского учителя Самюэля Пати заслуживает того, чтобы остаться в памяти наряду с другими выдающимися фигурами республиканской школы. Все свидетели утверждают, что это был тёплый, доброжелательный и крайне деликатный человек, обожавший своих учеников, убитый лишь потому, что хотел внедрить программу нравственного и гражданского воспитания в четвёртом классе школы.

[Spoiler (click to open)]
На этот раз власти Франции не смогут сказать, что Пати случайно наткнулся на «неуравновешенного» человека, поскольку в дни, предшествовавшие преступлению, всё вело к этой трагедии. В течение двух недель учитель был объектом планомерно плетущихся интриг и клеветы и подвергался преследованию со стороны исламистских активистов, среди которых был помимо отца одной из учениц исламист, находившийся под наблюдением спецслужб и одновременно член «совета имамов Франции». Если члены этой «банды» и не вкладывали оружие в руки убийцы, их преследования, без сомнения, вдохновили его на преступление, уверен Брезе. По убеждению журналиста, сегодня уже не существует террористов-одиночек — «они пускают корни в исламистской экосистеме, которая защищает и кормит их».

Бахвальство президента, заявляющего, что «они не пройдут», «было бы смешным, если бы не было столь грустным», замечает главред газеты.

«Печальная истина, как всем известно, заключается в том, что они давно уже прошли», — констатирует автор.

По его словам, исламистское влияние со всей силой ощущается как в школах, где 40% учителей признаются в «самоцензуре» по некоторым темам во избежание инцидентов, так и в университетах и исследовательской среде. Им «заражены» как государственные службы, включая тюрьмы, полицию и армию, так и частные предприятия.

По мнению Брезе, для исламистов во Франции созданы все условия: у них существует и официальная «витрина» в лице Коллектива против исламофобии во Франции, и полуофициальные конторы, и незаконные заведения. Кроме того, у них есть собственные законные представители в лице блестящих адвокатов, имеющих доступ в высшие сферы власти, собственные предприниматели, финансирующие активистов, распространяющих ненависть в соцсетях, собственные проповедники, собственные «солдаты» и собственные палачи, от которых они открещиваются, но которые процветают на их почве.

Кроме того, исламисты имеют «попутчиков» (или полезных идиотов)» в государственном аппарате, политических партиях и средствах массовой информации, замечает автор статьи. За ними стоит «вся исламо-левацкая аморфная масса», угадывающая «государственный расизм» в каждой попытке действовать согласно закону, «полицейское насилие» в каждой попытке поддержания порядка и «исламофобию» в каждой попытке противостоять «диктату бородачей».

«А что теперь? Что завтра? Что будет после слёз и почестей, после больших речей и митингов, после хэштегов и свечей? — задаётся вопросом журналист. — Проснёмся ли мы, наконец, и противопоставим ли объявленной нам войне другую войну, безжалостную и беспощадную?»

Ужесточение закона о борьбе с сепаратизмом, с точки зрения автора, похвально, но недостаточно. По его убеждению, сама философия этого закона — настолько «застенчивого», что в нём даже не упоминается слово «исламизм», — должна быть пересмотрена. Термин «сепаратизм» ошибочен, поскольку «палач» Самюэля Пати и исламисты, создавшие условия для его деяний, «никоим образом не питают мечты построить своё исламское общество рядом с нашей республикой, они планируют заменить её — территория за территорией — «незапятнанным» режимом, живущим по законам шариата.

«Исламисты не сепаратисты, они завоеватели», — предупреждает Брезе.

Чтобы бороться с исламизмом с малейшей надеждой победить, придётся меньше говорить и больше действовать, считает автор. Он призывает немедленно закрыть все мечети, «где учат ненавидеть Францию», изгнать иностранных имамов, проповедующих ненависть, распустить Коллектив против исламофобии во Франции и все организации, которые под прикрытием борьбы с «исламофобией» «расчищают путь» радикальному исламу, а также «призвать к здравому смыслу» административные судебные органы, которые всегда находят повод для отмены редких смелых решений, принятых в этом направлении.

Главный редактор Le Figaro предлагает выслать из страны всех подозреваемых в террористической деятельности и запретить работу на общественно важных должностях людям, находящимся под наблюдением правоохранительных органов, которые сегодня могут работать учителями и воспитателями.

Наконец, необходимо решить вопрос о бесконтрольной иммиграции и её последствиях для страны, настаивает автор статьи. Как напоминает Брезе, 18-летний чеченец, получивший статус беженца по суду, обезглавил французского учителя, а несколькими днями ранее молодой пакистанец, которому опять же судебные органы предоставили защиту как «беспризорному несовершеннолетнему», совершил нападение возле бывшей редакции Charlie Ebdo.

«Возможно, это совпадение заслуживает того, чтобы остановиться на нём на мгновение: если Франция будет продолжать ежегодно принимать на своей земле около полумиллиона иностранцев, подавляющее большинство из которых исповедует ислам и считает, что шариат превыше всего, исламизм вряд ли отступит…», — замечает журналист.

Бризе призывает не прислушиваться к предостережениям, что эти меры внесут раскол во французское общество, которого и добиваются исламисты. По его убеждению, конечная цель исламистов — не раскол, а «навязывание своего закона везде, где живут мусульмане». Хотя радикальные исламисты могли бы рассматривать раскол среди французов как косвенное средство достижения их цели, в их глазах существует гораздо более эффективный способ, который позволил бы им победить без боя — подчинение противника, его добровольная уступка.

«Это единство — кладбищенская тишина», — считает журналист.

Если смотреть вглубь, то единственный вопрос, встающий в трудные времена, — вопрос о мужестве, пишет Брезе. Именно его, по мнению автора, так не хватало французским политикам, как правым, так и левым, в последние 40 лет.

«Эта смелость была и у человека, который, пока стая исламистов упорно боролась с ним, ни в чём им не уступал. Его звали Сэмюэль Пати, и его имя не следует забывать», — заключает главный редактор газеты.


[Источник]eadaily.com