February 21st, 2021

пират

Состарил на два века



Нацгвардеец Золотов придумал медаль к 210-летию Росгвардии, образованной в 2016 году.

Виктор Золотов планирует отметить 210-летие вверенного ему ведомства награждением сотрудников памятной медалью.

Проект приказа об учреждении памятной медали «210 лет войскам национальной гвардии Российской Федерации» размещен на портале правовой информации, текст документа проходит экспертизу.

пасми.png

promo aqua_parus october 2, 2018 11:00 85
Buy for 10 tokens
В Ташкенте раньше было несколько барахолок. Мы с отцом их частенько обходили. Иной раз покупали разные интересные вещицы, и неплохо наваривались на этом. Сейчас фактически работает только одна - барахолка Янгиабад. Остальные мини-барахолки не в счет. Там ещё много чего можно купить.…
пират

"Издевательство, а не выбор": историки в ужасе от вариантов памятника для Лубянки



Российские историки пришли в недоумение от решения московских властей ограничить выбор «доминанты» Лубянской площади двумя, крайне сомнительными вариантами.

Итак, жителям Москвы предложат выбрать, кому ставить памятник на Лубянке — основателю ВЧК Феликсу Дзержинскому или князю Александру Невскому. Причем все другие варианты, в том числе, установить на Лубянской площади фонтан или оставить ее в прежнем виде Общественная палата отклонила. Голосование начнется 25 февраля, и пройдет на нескольких площадках, в том числе в системе «Активный гражданин» и на сайтах СМИ. Иначе как диким это решение назвать нельзя. Историки объясняют, почему.

[Spoiler (click to open)]
Николай Руденский напоминает мнение выдающегося русского историка Костомарова об Александре Невском:

«Ну и выбор... Дзержинский, основатель и первый шеф советской тайной полиции, — одна из самых страшных и зловещих фигур отечественной истории. Об Александре же Невском русский историк Костомаров писал так:

"Александр… не мог с теми же средствами действовать против восточных врагов. Западные враги только намеревались покорить северную Русь, а восточные уже успели покорить прочие русские земли, опустошить и обезлюдить их. При малочисленности, нищете и разрозненности остатков тогдашнего русского населения в восточных землях нельзя было и думать о том, чтобы выбиться оружием из-под власти монголов. Надобно было избрать другие пути. Руси предстояла другая историческая дорога, для русских политических людей — другие идеалы. Оставалось отдаться на великодушие победителей, кланяться им, признать себя их рабами и тем самым, как для себя, так и для своих потомков, усвоить рабские свойства... Александр, как передовой человек своего века, понял этот путь и вступил на него"...»

Историк Никита Соколов со своей стороны, объясняет о том, почему памятник Железному Феликсу был поставлен в период «хрущевской оттепели»:

«Долго я крепился, но не сдержался. О памятнике на лубянском пустыре в Москве. В финал выходят Дзержинский и Невский.

- символом чего был Дзержинский в 1958 году, когда памятник поставили, никто уже не помнит. А ведь он был поставлен в назидание спецслужбам равняться на безупречного Феликса, который тогда всячески противопоставлялся преступникам Ежову и особенно Берии. Теперь (после всего исторического материала, опубликованного в последние 30 лет) этот персонаж имеет совершенно другой смысл. Это образ "порядка посредством террора".

- образ Александра Невского менял содержание 7 раз (смотри превосходную книгу Фритьофа Шенка, она доступна в сети на сайте НЛО), но ныне ключевым элементом этого образа становится "антизападничество" и "сотрудничество с Ордой", сиречь заложение основ суверенно самобытной властной вертикали....

Унылая перспектива. Пока символическая.»

Историк Иван Курилла уверен, что если вернут Дзержинского, он простоит недолго:

Доходят слухи о планах восстановить памятник на Лубянке. То ли железного Феликса вернуть, то ли Александра Невского туда поставить.

У меня вот какое недоумение в связи с этим. Понятно, что Дзержинский, если его поставят, простоит там ровно до следующей смены режима, а она видится неизбежной в пределах десяти лет. Вот бассейн вместо ХХС, как шутили во времена Лужкова, обратно наливать не будут, а статую снять и увезти - дело нескольких часов, зато символического смысла - море.

И вот зачем оно надо, это "туда-сюда" катание статуи? В переездах и повредить могут.

Могут, конечно, и очередного Салавата Щербакова поставить. В смысле, "А.Невского". В этом символизме куда меньше людей захочет разбираться ("запад", "восток", - кому есть дело?), - так что может и устоять при смене режима...



В качестве иллюстрации - памятник Александру Невскому в Волгограде (установлен в 2008 году). Никакой и ни о чем....»

Историка Павла Пучкова волнует эстетическая сторона проблемы:

«А памятник Александру Невскому, простите, чьей работы? Вот с Дзержинским всё ясно -- великолепная (на мой вкус) работа Вучетича. Герой отвратительный, памятник (как арт-объект) прекрасный. Невского кто будет делать? Салават Щербаков, который Владимира Красно-Свято-Солнышко вылепил? Его ученики, которые часто ничем не лучше учителя? Но тогда выбор придется делать не между историческими персонажами, а между этикой и эстетикой: этически Дзержинский отвратителен, зато эстетически хорош; Невский, возможно, этически чуть лучше Феликса, зато эстетически точно будет дерьмо (иначе еще не бывало).

Это издевательство, а не выборы, дорогие друзья. Хотя бы покажите второго кандидата, может тогда с чистой совестью отдамся первому...»

Социолог Григорий Юдин обращает внимание на то, каким успехом памятник Дзержинскому пользуется именно в том месте, где он стоит сегодня – в Музеоне:

«Плебисцит «Дзержинский против Невского» - это несомненный триумф российской плебисцитарной демократии и её апостола Алексея Венедиктова. Заголовки «Москва выбирает Дзержинского» или «Москва голосует за Невского» - тут даже не знаешь, что выбрать. Браво.

Я всегда вожу гостей из-за рубежа на кладбище памятников в Музеоне – кстати, это, возможно, самое гениальное место памяти в России, и я не видел ни одного иностранца, которые не был бы в восторге от него. Всякий раз, останавливаясь около Дзержинского, я говорил, что он ждёт своего часа, и когда он вернётся (никогда не употреблял слова «если»), Россия изменится радикально.

Фигура Сталина сочетает в себе много смыслов для россиян, о чём у нас нередко забывают. Однако фигура Дзержинского гораздо проще, и детали его захватывающей биографии не имеют тут никакого значения. Дзержинский как символ имеет только один смысл: порядок через террор...»

Публицист Сергей Митрофанов предлагает на первый взгляд абсурдный, а на самом деле лучший вариант для нынешней России:

«Поскольку и Невский - Орда, и Дзержинский - Орда, ставить надо Чингисхана...»

Критик Юрий Гладильщиков и вовсе называет Невского предателем:

«Москвичам предложили выбор: какой памятник установить на Лубянской площади: Дзержинскому или Александру Невскому?

Изумительный выбор: кому из двух паршивцев, кровопийц, предателей Родины поставить памятник в центре Москвы? Кому из них потом поклоняться?

Первый - поляк-русофоб, истребитель русской интеллигенции, ставший знаменем ЧК, убивавший налево и направо всех, кто хранил в себе русскую чеховско-толстовскую душу. Второй - о чем говорят современные историки - чистый миф, если иметь в виду его невские и чудские победы. Они существуют только в нашем столь же мифологизированном кино. Может, он там кого-то и победил. Но не в битве сто на сто тысяч, а максимум сто на сто. На деле этот князь, не сумевший получить под свой контроль главный город Древней Руси Киев, и привел в отместку татар, которые не овладели нами после первых, вошедших в историю налетов 1220-30-х годов. Но страну предал Невский, возглавивший чуть позже реальное монголо-татарское нашествие. Ну что же, это в русской традиции: поклоняться предателям Родины, получавшим бабки от врага....»

А вот журналистка Ольга Тропкина обратила внимание на причуды российской пропаганды. Оказывается, на родине Александра Невского не готовы отметить даже 800-летие с его рождения:

«Я все понимаю, но что же у нас все через одно место. Мои друзья и соратники борются за то, чтобы в год 800-летия Великого князя Александра Невского хоть что-то пристойное провели на его родине, в Переславле-Залесском. Даже указ президента есть. Чтобы отреставрировали храм, поправили памятник, провели мероприятия. И бьются они как об стену. Зато когда Великий князь нужен как информационная затычка в качестве памятника на Лубянке, этот вопрос ценой огромных денег решается моментально. Очень, очень грустно это все...»