Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

пират

Джанни Родари вертится в гробу



В путинской России в Москве детям показывают изменённую сказку "Чиполлино". В ней "отменили" революцию и переписали концовку.

В сказке про Чиполлино "отменена" революция, а концовка переписана: там мирятся и богатые и бедные фрукты и овощи, а затем с "челобитной" идут к принцу Лимону, тот раскаивается в своем поведении и отменяет несправедливые законы.

"Конечно, мы оставили в спектакле социальную остроту, но, так как я ужасно боюсь всяких революций, то переворот совершится в умах героев. Жители этого огромного графского сада поймут, что главное — это уважение к личности, которое не имеет отношения ни к деньгам и положению, ни к тому сильный человек или слабый. Мне кажется, это должно быть особенно близко детям", — говорила режиссер Екатерина Королева.

По-моему режиссёру самое место в жёлтом доме.

promo aqua_parus october 2, 2018 11:00 85
Buy for 10 tokens
В Ташкенте раньше было несколько барахолок. Мы с отцом их частенько обходили. Иной раз покупали разные интересные вещицы, и неплохо наваривались на этом. Сейчас фактически работает только одна - барахолка Янгиабад. Остальные мини-барахолки не в счет. Там ещё много чего можно купить.…
пират

Чекисты увлеклись чтением. ФСБ изъяла из типографии книгу о репрессированных финнах

Хайкара Матильда Германовна, финка, родилась и проживала: д. Белокаменка Полярного района Мурманского округа. Хайкара Карл Карлович, финн, проживал в Териберском районе Мурманской области. Хайкара Фрить Карлович, финн, уроженец Териберского района. Хайкара Хемминг Карлович, Териберский район. Хайкара Алина Генриховна, финка, Териберский район. Все пятеро незаконно осуждены в 1940 году на основании приказа НКВД СССР № 00761 от 23.06.1940 к насильственному выселению по национальному признаку с мест исторического проживания в Карело-Финскую ССР. Хайкара Хеллинг Карлович, финн, рабочий леспромхоза. Проживал в ст. Шалакуша Няндомского района. Арестован 06.05.1944, обвинен по ст. 58-10 ч. 2 УК РСФСР. 15.06.1944 умер в местах лишения свободы. Хайкара Ксения Карловна (Якку), Мурманская обл., п. Белокаменка. Ее несовершеннолетние дети: Якку Анерси Иванович, 1926 г.р., Якку Армида Ивановна, Якку Карл Иванович, 1932 г.р. Осуждены по приказу НКВД СССР № 00761 от 23.06.1940.

В списке Агнессы 210 имен. Из них 10 — ее родня. В том числе коммунист Карл Хайкара, вместе с сыновьями вступивший в РКПБ (данные хранит мурманский архив обкома КПСС) и во время войны ставший партизаном. Два года назад Агнесса Хайкара решила составить свое генеалогическое древо. Получился мартиролог.

[Spoiler (click to open)]
О репрессиях против финского населения Мурмана практически никто не писал. Есть только книги российско-финского писателя Свена Локко, лично пережившего репрессии. Но историю депортации и расстрелов финских и норвежских колонистов я листаю впервые. Листаю на экране компьютера — у бумажной версии сейчас другие читатели. 22 декабря свеженькие, только отпечатанные книжки из типографии изъяли сотрудники ФСБ.

Повод — якобы расследование некоего мошенничества при использовании гранта областного минкульта, который частично покрыл расходы на подготовку издания.

Гранты получили 10 авторов, в том числе Хайкара, причем независимое жюри, изучавшее присланные рукописи, выставило ее работе наибольшее число баллов. Как сообщает источник «Новой», в материалах проверки речь идет о сумме около миллиона рублей. Примерно столько составлял весь конкурсный фонд, который разделили между победителями. На книгу Хайкара получила меньше 87 тысяч, этого хватило на предпечатную подготовку. К остальным расходам бюджетные деньги не имеют никакого отношения. Причем отчитаться перед государством за честно проделанную работу нужно, по условиям гранта, на днях. Но сделать это теперь невозможно — книг нет.

В типографии удивляются: книгу другого автора, изданную по тому же гранту, опера забирать не захотели, а вот экземпляры Хайкара взяли. Хотя если речь о некоем хищении, то уж за нее типография бюджетных денег, повторю, как раз не получала. И напечатать-то успели пока только 25 штук — не весь тираж, остальной собирались допечатывать на днях. Убедившись, что забрали все, оперативники составили акт о добровольной выдаче и уехали.

«Неизвестная северная история. О трагических судьбах кольских финнов и норвежцев, подвергшихся политическим репрессиям». Агнесса определила жанр как документальную повесть — сквозь документы, свидетельства, интервью ниточкой проходит история ее семьи.

Колонисты на Мурмане появились в середине позапрошлого века: Александр II специальным указом освободил желающих осваивать Кольский полуостров иноземцев от податей, предоставил ссуды, лес для строительства жилья и судов, право свободной торговли с Норвегией. Одно условие: вновь прибывшие должны были принять российское подданство. Вскоре наладилась оживленная торговля с Норвегией, колонии развивались и строились, и Мурманский край все более и более заселялся — чего и добивалось правительство. К 1913 году здесь проживало 3 тысячи колонистов, большинство — финны.

Забавно, но отзывы путешественников, сравнивавших мурманские колонии с русскими деревнями, отчасти напоминают восторги советских людей, впервые попавших в Скандинавию: «Везде чистота до педантизма, не только дома, но и хлевы по несколько раз в день подметаются и чистятся, навоз и сор не валяются возле домов, заражая воздух зловонием, а тщательно собираются и выносятся на пастбища для удобрения, отчего бесплодная пустыня превращается в красивые площадки, покрытые травой, и скотоводство в финляндских колониях, сравнительно с русскими, находится в цветущем состоянии. В домах — заметное стремление к комфорту, почти в каждом есть книги и даже выписываются газеты, конечно, не русские», — цитирует Хайкара один из таких отзывов. Эти «не русские» газеты через несколько лет станут вещдоками в делах по 58-й статье.

В 20-е годы газета на финском издавалась на Мурмане, называлась «Полярный коллективист». Она писала, как ударно финское население «идет к зажиточной жизни, выполняя мудрые указания нашего великого вождя товарища Сталина». Полярный — ныне база подплава Северного флота — тогда был центром национального Финского района. Спустя 100 лет туда же, в Полярный, приедут мурманские опера изымать книги о коренных кольских финнах, подвергшихся политическим репрессиям.

Тогда, в годы репрессий, тоже приезжали из Мурманска. Первого колониста осудили в 1930-м (его звали Хенрик Бергер, родом с Цып-Наволока, что на полуострове Рыбачий) за то, что нелегально ходил на лодке в гости к норвежской родне. Дали 10 лет, сгинул на Беломорканале. Потом взяли его друзей и родственников. Потом «вскрыли» «финскую шпионскую ячейку» из числа цыпнаволокцев.

До мая 1938 года расстреливать возили в Ленинград — Мурманск входил в Ленобласть. На Левашовском полигоне лежат многие мурманские колонисты, рыбаки и лесорубы. После «приводить в исполнение» стали прямо в Мурманске, где именно — засекречено до сих пор, как засекречено и место захоронения.

Известно лишь, что на 60 приговоренных к заключению в 1936–1938 годах в Мурманской области приходилось 140 расстрельных приговоров.

Жен и детей врагов народа отсылали недалеко — в Хибиногорск. Сейчас это город Кировск, куда на каникулы вот-вот полетят туристы кататься на горных лыжах. Семьдесят лет назад его строили в голой тундре заключенные и спецпереселенцы.

Нелли Хейккинен, узница Хибиногорска: «Наша «родная Коммунистическая партия» отняла у меня все: дом, мотобот, орудия труда, скот, личные вещи всех членов семьи, детские ношеные вещи, надеясь, что дети в ГУЛАГе подохнут, а главное — отняла и уничтожила моих родителей с их традициями, родной финский язык, культуру, радость существования (вся жизнь прошла под страхом)».

Иоганн Хейккинен отказался вступать в колхоз, под угрозой ареста бежал на родину. Но родина его посчитала шпионом и после 14 лет тюрьмы выдала по мирному договору в СССР. Семья — беременная жена и пятеро несовершеннолетних детей — была брошена на стройку хибиногорского рудника. Нелли родилась в бараке. Иоганна не расстреляли. Обвиненный в антисоветской агитации, он умер до приговора, 30 сентября 1945-го. Согласно справке прокуратуры, «от кровоизлияния в мозг». Место захоронения «установить не представилось возможным». Жена его к тому времени погибла в лагере.

Нелли Хейккинен провела в детском доме 13 лет. «В детдоме нас называли «финское отродье», «финские ублюдки», «враги народа», — вспоминает она. Как и многие дети ГУЛАГа, Нелли испытывала на себе его последствия всю жизнь. Поражение в правах, сломанная судьба, ни дома, ни родины. В 90-е мизерные льготы для репрессированных ей пришлось выбивать. В 1994 году она попросила у президента Финляндии гражданство. На листке, опубликованном в книге Хайкара, аккуратным почерком выведено: «Я не хочу жить в России, так как никому не верю. Убедительно прошу Президента Финляндии принять меня в свое государство без всякой волокиты, так как у меня нет больших денег на оформление документов». Сейчас она живет в финском Тампере. В следующем году ей будет 90.

За два года Агнесса восстановила истории 210 репрессированных колонистов.

Информацию ей выдали архангельский, мурманский, карельский архивы, архивы УМВД этих регионов, также сведения она искала и находила в церковных книгах евангелическо-лютеранских приходов трех приграничных стран Баренц-региона.

Больше данных удалось получить из-за границы, нежели из российских хранилищ. Память о ГУЛАГе до сих пор «трепетно» оберегается наследниками тех, кто арестовывал, судил и расстреливал. Даже справки о реабилитации собственных родственников Хайкара так и не увидела. Ее матери пришел ответ из МВД, где указано: Хемминг, Матильда, Фрить, Алина и Карл Хайкара реабилитированы 13 июня 2018 года. Но сами справки о реабилитации не выдали. Нужно, мол, сначала в суде доказать родство: защита персональных данных, блюдем интересы репрессированных.

— Финляндия наше родство признала — мама репатриировалась на основании своих документов. А российское государство это родство не признает, отправляет нас в суд его доказывать; больше того, доказывать требуется даже сам факт смерти наших репрессированных родственников, — констатирует Агнесса. — Мурманску 104 года, а мои предки пришли на мурманский берег 150 лет назад. И спустя 80 лет после репрессий их память все еще под запретом. Мы должны восстановить добрые имена невинно пострадавших колонистов.

С тех пор как книгу изъяли, Хайкара кажется, что ее герои снова под арестом. Она очень хочет добиться освобождения своей книги. Потому что писала «не для себя, а для них» — для тех, память о ком так долго пытались стереть. Агнесса снова говорит об абсурдности случившегося с тиражом, пытаясь найти логическое объяснение. Правда, оно уже есть — в ее книге, и хорошо сформулировано. Вот оно: «Кому-то хотелось показать видимость своей неутомимой работы, не отстать от других в поисках врагов».


Татьяна Брицкая



shlyapa

Чекисты увлеклись чтением. ФСБ изъяла из типографии книгу о репрессированных финнах

Хайкара Матильда Германовна, финка, родилась и проживала: д. Белокаменка Полярного района Мурманского округа. Хайкара Карл Карлович, финн, проживал в Териберском районе Мурманской области. Хайкара Фрить Карлович, финн, уроженец Териберского района. Хайкара Хемминг Карлович, Териберский район. Хайкара Алина Генриховна, финка, Териберский район. Все пятеро незаконно осуждены в 1940 году на основании приказа НКВД СССР № 00761 от 23.06.1940 к насильственному выселению по национальному признаку с мест исторического проживания в Карело-Финскую ССР. Хайкара Хеллинг Карлович, финн, рабочий леспромхоза. Проживал в ст. Шалакуша Няндомского района. Арестован 06.05.1944, обвинен по ст. 58-10 ч. 2 УК РСФСР. 15.06.1944 умер в местах лишения свободы. Хайкара Ксения Карловна (Якку), Мурманская обл., п. Белокаменка. Ее несовершеннолетние дети: Якку Анерси Иванович, 1926 г.р., Якку Армида Ивановна, Якку Карл Иванович, 1932 г.р. Осуждены по приказу НКВД СССР № 00761 от 23.06.1940.

В списке Агнессы 210 имен. Из них 10 — ее родня. В том числе коммунист Карл Хайкара, вместе с сыновьями вступивший в РКПБ (данные хранит мурманский архив обкома КПСС) и во время войны ставший партизаном. Два года назад Агнесса Хайкара решила составить свое генеалогическое древо. Получился мартиролог.

[Spoiler (click to open)]
О репрессиях против финского населения Мурмана практически никто не писал. Есть только книги российско-финского писателя Свена Локко, лично пережившего репрессии. Но историю депортации и расстрелов финских и норвежских колонистов я листаю впервые. Листаю на экране компьютера — у бумажной версии сейчас другие читатели. 22 декабря свеженькие, только отпечатанные книжки из типографии изъяли сотрудники ФСБ.

Повод — якобы расследование некоего мошенничества при использовании гранта областного минкульта, который частично покрыл расходы на подготовку издания.

Гранты получили 10 авторов, в том числе Хайкара, причем независимое жюри, изучавшее присланные рукописи, выставило ее работе наибольшее число баллов. Как сообщает источник «Новой», в материалах проверки речь идет о сумме около миллиона рублей. Примерно столько составлял весь конкурсный фонд, который разделили между победителями. На книгу Хайкара получила меньше 87 тысяч, этого хватило на предпечатную подготовку. К остальным расходам бюджетные деньги не имеют никакого отношения. Причем отчитаться перед государством за честно проделанную работу нужно, по условиям гранта, на днях. Но сделать это теперь невозможно — книг нет.

В типографии удивляются: книгу другого автора, изданную по тому же гранту, опера забирать не захотели, а вот экземпляры Хайкара взяли. Хотя если речь о некоем хищении, то уж за нее типография бюджетных денег, повторю, как раз не получала. И напечатать-то успели пока только 25 штук — не весь тираж, остальной собирались допечатывать на днях. Убедившись, что забрали все, оперативники составили акт о добровольной выдаче и уехали.

«Неизвестная северная история. О трагических судьбах кольских финнов и норвежцев, подвергшихся политическим репрессиям». Агнесса определила жанр как документальную повесть — сквозь документы, свидетельства, интервью ниточкой проходит история ее семьи.

Колонисты на Мурмане появились в середине позапрошлого века: Александр II специальным указом освободил желающих осваивать Кольский полуостров иноземцев от податей, предоставил ссуды, лес для строительства жилья и судов, право свободной торговли с Норвегией. Одно условие: вновь прибывшие должны были принять российское подданство. Вскоре наладилась оживленная торговля с Норвегией, колонии развивались и строились, и Мурманский край все более и более заселялся — чего и добивалось правительство. К 1913 году здесь проживало 3 тысячи колонистов, большинство — финны.

Забавно, но отзывы путешественников, сравнивавших мурманские колонии с русскими деревнями, отчасти напоминают восторги советских людей, впервые попавших в Скандинавию: «Везде чистота до педантизма, не только дома, но и хлевы по несколько раз в день подметаются и чистятся, навоз и сор не валяются возле домов, заражая воздух зловонием, а тщательно собираются и выносятся на пастбища для удобрения, отчего бесплодная пустыня превращается в красивые площадки, покрытые травой, и скотоводство в финляндских колониях, сравнительно с русскими, находится в цветущем состоянии. В домах — заметное стремление к комфорту, почти в каждом есть книги и даже выписываются газеты, конечно, не русские», — цитирует Хайкара один из таких отзывов. Эти «не русские» газеты через несколько лет станут вещдоками в делах по 58-й статье.

В 20-е годы газета на финском издавалась на Мурмане, называлась «Полярный коллективист». Она писала, как ударно финское население «идет к зажиточной жизни, выполняя мудрые указания нашего великого вождя товарища Сталина». Полярный — ныне база подплава Северного флота — тогда был центром национального Финского района. Спустя 100 лет туда же, в Полярный, приедут мурманские опера изымать книги о коренных кольских финнах, подвергшихся политическим репрессиям.

Тогда, в годы репрессий, тоже приезжали из Мурманска. Первого колониста осудили в 1930-м (его звали Хенрик Бергер, родом с Цып-Наволока, что на полуострове Рыбачий) за то, что нелегально ходил на лодке в гости к норвежской родне. Дали 10 лет, сгинул на Беломорканале. Потом взяли его друзей и родственников. Потом «вскрыли» «финскую шпионскую ячейку» из числа цыпнаволокцев.

До мая 1938 года расстреливать возили в Ленинград — Мурманск входил в Ленобласть. На Левашовском полигоне лежат многие мурманские колонисты, рыбаки и лесорубы. После «приводить в исполнение» стали прямо в Мурманске, где именно — засекречено до сих пор, как засекречено и место захоронения.

Известно лишь, что на 60 приговоренных к заключению в 1936–1938 годах в Мурманской области приходилось 140 расстрельных приговоров.

Жен и детей врагов народа отсылали недалеко — в Хибиногорск. Сейчас это город Кировск, куда на каникулы вот-вот полетят туристы кататься на горных лыжах. Семьдесят лет назад его строили в голой тундре заключенные и спецпереселенцы.

Нелли Хейккинен, узница Хибиногорска: «Наша «родная Коммунистическая партия» отняла у меня все: дом, мотобот, орудия труда, скот, личные вещи всех членов семьи, детские ношеные вещи, надеясь, что дети в ГУЛАГе подохнут, а главное — отняла и уничтожила моих родителей с их традициями, родной финский язык, культуру, радость существования (вся жизнь прошла под страхом)».

Иоганн Хейккинен отказался вступать в колхоз, под угрозой ареста бежал на родину. Но родина его посчитала шпионом и после 14 лет тюрьмы выдала по мирному договору в СССР. Семья — беременная жена и пятеро несовершеннолетних детей — была брошена на стройку хибиногорского рудника. Нелли родилась в бараке. Иоганна не расстреляли. Обвиненный в антисоветской агитации, он умер до приговора, 30 сентября 1945-го. Согласно справке прокуратуры, «от кровоизлияния в мозг». Место захоронения «установить не представилось возможным». Жена его к тому времени погибла в лагере.

Нелли Хейккинен провела в детском доме 13 лет. «В детдоме нас называли «финское отродье», «финские ублюдки», «враги народа», — вспоминает она. Как и многие дети ГУЛАГа, Нелли испытывала на себе его последствия всю жизнь. Поражение в правах, сломанная судьба, ни дома, ни родины. В 90-е мизерные льготы для репрессированных ей пришлось выбивать. В 1994 году она попросила у президента Финляндии гражданство. На листке, опубликованном в книге Хайкара, аккуратным почерком выведено: «Я не хочу жить в России, так как никому не верю. Убедительно прошу Президента Финляндии принять меня в свое государство без всякой волокиты, так как у меня нет больших денег на оформление документов». Сейчас она живет в финском Тампере. В следующем году ей будет 90.

За два года Агнесса восстановила истории 210 репрессированных колонистов.

Информацию ей выдали архангельский, мурманский, карельский архивы, архивы УМВД этих регионов, также сведения она искала и находила в церковных книгах евангелическо-лютеранских приходов трех приграничных стран Баренц-региона.

Больше данных удалось получить из-за границы, нежели из российских хранилищ. Память о ГУЛАГе до сих пор «трепетно» оберегается наследниками тех, кто арестовывал, судил и расстреливал. Даже справки о реабилитации собственных родственников Хайкара так и не увидела. Ее матери пришел ответ из МВД, где указано: Хемминг, Матильда, Фрить, Алина и Карл Хайкара реабилитированы 13 июня 2018 года. Но сами справки о реабилитации не выдали. Нужно, мол, сначала в суде доказать родство: защита персональных данных, блюдем интересы репрессированных.

— Финляндия наше родство признала — мама репатриировалась на основании своих документов. А российское государство это родство не признает, отправляет нас в суд его доказывать; больше того, доказывать требуется даже сам факт смерти наших репрессированных родственников, — констатирует Агнесса. — Мурманску 104 года, а мои предки пришли на мурманский берег 150 лет назад. И спустя 80 лет после репрессий их память все еще под запретом. Мы должны восстановить добрые имена невинно пострадавших колонистов.

С тех пор как книгу изъяли, Хайкара кажется, что ее герои снова под арестом. Она очень хочет добиться освобождения своей книги. Потому что писала «не для себя, а для них» — для тех, память о ком так долго пытались стереть. Агнесса снова говорит об абсурдности случившегося с тиражом, пытаясь найти логическое объяснение. Правда, оно уже есть — в ее книге, и хорошо сформулировано. Вот оно: «Кому-то хотелось показать видимость своей неутомимой работы, не отстать от других в поисках врагов».


Татьяна Брицкая


пират

Как взрослые теряют поколение молодых

О том, почему современная молодёжь потеряна на своей страничке в Фейсбуке написал литературный критик и публицист Андрей Рудалев:

«Поцу, который облучает с территории Польши белорусский протест посредством своих «телег» — 22 года. Весь такой европеец, Россия — так себе, оковы тяжкого прошлого. Революции делаются молодым — это все понятно. Но тут о другом.

Помните уренгойского мальчика Колю в Бундестаге? Он ведь транслировал именно ту реальность, которую в него вложили. В ней не было ничего из ряда вон, подобное мы слышим десятилетия, при этом облучаем себя подобным вздором именно что сами.

Вспомнился некий комик Долгополов, вокруг которого в начале года много шума было. Его детство — это совместный просмотр с отцом всего КВН, затем «Камеди Клаб» и комп еще… В голове — резинка от трусов и зомбикаша. При этом человек далеко не аполитичный и готов властвовать над умами…

Собственно, мы сами, что отец этого комика, который в трусах ложился и вместе со своим сыном и втыкался в шутки юмора. Мы же тоже так втыкаемся. Втыкаемся и воспроизводим дикие карикатуры на свою историю, свою культуру, систему ценностей, вообще на все свое, несем шизофренический бред о наших песнях, наших сказках, который давно уже обменяли на понюх табаку. А теперь удивляемся, что молодые застряли в одной псевдореальности: интернет, компьютерной, идеологической.

Один застрял в комедийных шоу, другой в вине перед германцами, третий в сказке о прекрасном западном далеко. В конце концов, не они виноваты, что родились в современных реалиях, что не пережили девяностые, что не застали Союз, и им не с чем сравнивать. Не они виноваты, что всю жизнь жили в реальности, буквально отторгающей все свое, которая заточена именно на такой бунт против своего, будто он — чудодейственная инициация, после которой чудесным образом произойдет трансформация в новое лучшее качество, желательно чужое.

Виноваты мы, просравшие, прокутившие, продавшие и прикрывающие свои вот эти просеры всевозможным диким бредом, от которого не то, что каша в головах, а бежать, бежать. Мы сами заряжаемся фатализмом и призываем к себе этот пожар, а вместе с ним все чужое. А он придет, слишком много хворосту для него мы тут накидали".

пират

В России хотят навсегда заблокировать YouTube

Из-за нарушения законодательства о пиратстве в России хотят навсегда заблокировать видехостинг YouTube и сервис "Яндекс.Видео".

С обращением о намерении добиваться вечной блокировки YouTube и "Яндекс.Видео" в связи с нарушением ими антипиратских законов выступили российские книгоиздатели.

Поводом для заявления стал иск издательства "Эксмо" к YouTube и "Яндекс.Видео". В начале декабря 2019 года апелляционная инстанция Мосгорсуда удовлетворила требование издательства о защите от пиратства книги "Задача трех тел", написанной Лю Цысинем. Нелегальные аудиоверсии книги были размещены на YouTube и "Яндекс.Видео".

Ресурсы обязали удалить нелегальные копии книги, однако они по-прежнему там доступны.

пират

Стивен Кинг назвал лучший фильм в истории

Кто-то спросил американского писателя Стивена Кинга: какая лента лучшая из всех, что ты видел? Кинг заявил, что по его мнению лучший фильм - это «Крестный отец 2» Фрэнсиса Форда Копполы.



А вам какой фильм понравился больше остальных?

пират

Урод Замай назвал русскую культуру «говном»



В тексте песни урод Замай оскорбляет русских писателей, в том числе Достоевского, Бродского и Пелевина. «Ваша культура говно, но я тут пришел, чтобы спасти Русь», — подытоживает этот мудак.

В видео также показано, как он берет книги перечисленных авторов и сжигает их.

пират

Чтение книг помогает похудеть

Согласно исследованиям американских ученых, чтение книг не только помогает в повышении самооценки, но и приводит к снижению веса.



[Продолжить чтение...]
Нам много раз говорили о том, что чтение полезно, но никогда о том, в чем именно заключается его польза. Ученые из Университета Дьюка выяснили, что чтение может быть использовано для похудения.

Экспериментальная группа включала 31 страдающую ожирением девочку в возрасте от 9 до 13 лет. Все они участвовали в Программе здорового образа жизни детской больницы Дьюка, предусматривающую для пациентов помощь не только медикаментозную, но и в составлении диет и адаптации в обществе.

Девочкам предложили для чтения роман под названием «Спасительное Озеро», рассказывающий о девочке с избытком веса, низкой самооценкой и чувством одиночества, испытывающей унижения в связи с ее внешностью.

Другая группа из тридцати трех девочек читала книгу под названием «Шарлотта в Париже», где нет подобного персонажа. Еще семнадцать девочек не читали ничего.

По истечении месяца все девочки, которые читали книги, потеряли вес. При этом читавшие «Спасительное Озеро» превзошли в этом показателе прочих. Их индекс массы тела снизился почти в два раза больше, чем в группе, читавшей «Шарлотту». При этом вес ничего не читавших девочек остался практически без изменений.

Напомним, что индекс массы тела (ИМТ) равняется массе в килограммах разделенной на рост в метрах, возведенный в квадрат. Оптимальное его значение для взрослого человека находится в промежутке от двадцати до двадцати пяти. Для девочек в указанном возрасте оно равняется значениям между шестнадцатью и девятнадцатью.

«Идея заключалась в том, чтобы найти способ мотивировать девочек», - говорит педиатр и директор Программы, доктор Сара Армстронг. – «Спасительное озеро» было идеальным инструментом для этого. Здесь есть персонаж, с которым девочки могут соотнести себя и которому могут подражать». С развитием сюжета книги ее героиня учится принимать решения, ведущие к более здоровому образу жизни, находит тех, кто может помочь ей в этом.

«Она понимает, что может стать более здоровой и эффект «я тоже могу это сделать» оказывает большее влияние на девочек», - утверждает доктор Армстронг.

Но также она замечает, что действие книги лишь дополнило проводимое в клинике лечение. И главным является не то, что роман оказал незначительный эффект на вес девочек, но его помощь в повышении самооценки.

Конечно же, и чтение само по себе весьма полезно для потери калорий. Более одной пятой части их расходуется на работу мозга и чем более загружен он, тем больше энергии требует для себя. Немного есть занятий, которые могут сравниться в этом с чтением.

Девочки от девяти до тринадцати очень быстро увеличивают ИМТ, что может привести к печальным последствиям в старшем возрасте. Существует очень мало способов помочь им. Учитывая, что большинство медицинских препаратов, предназначенных для снижения веса, не могут приниматься детьми младше пятнадцати лет и хирургическое вмешательство представляется невозможным, малейшие положительные результаты признаются значительными.

Практически, в распоряжении врачей остаются только программы здорового образа жизни, действие которых нередко почти незаметно или непредсказуемо. И здесь та помощь, которую могут оказать книги будет весьма существенной. Главное показать ребенку на примере, пусть даже и вымышленном, саму возможность изменения и улучшения.

Не стоит также исключать и возможности того, что подобные методики могут быть эффективны и в других возрастных группах. Те, кто обеспокоен лишним весом могут постараться вспомнить адрес ближайшего книжного магазина.

[Источник:]www.medpulse.ru